zelenoglazaya: (Default)
За открытиями далеко ходить не надо. Интересности есть в простых выражениях, к которым мы все давно привыкли и думаем, что правильно понимаем их значения. В общем, проснулся во мне как-то филолог, бывает иногда и такое…))
Не без помощи Интернета, конечно, буду сейчас пускать вам пыль в глаза. Кстати эти слова изначально понимали буквально. Во время кулачных боев в далеком XVIII веке нечестные бойцы могли кинуть сопернику в глаза песком. Поэтому «пускать пыль в глаза» тогда было запрещено правилами, да и сегодня этого лучше не делать.

У выражения «на лбу написано» история еще кровавее. Наша императрица Елизавета в 1746 году приказала клеймить преступникам лбы, чтобы их нечестное прошлое сразу себя выдавало.
Еще мне понравилась история о «деле в шляпе». Раньше в головной убор прятали важные документы, чтобы не привлекать внимания и сохранить бумаги в целости и сохранности. Чем больше шляпа – тем больше дел.

Read more... )
zelenoglazaya: (Default)
Поэты часто сопоставляют себя с лирическими героями, живут их мыслями и чувствами. Описывая свои чувства и мысли, поэты стали одним целым со своими персонажами.
Место поэта занял лирический герой, лирический субъект, субъект поэзии (впоследствии возник еще один термин: лирический персонаж), который и взял на себя груз лирического переживания и "ответственность" за содержание поэтического творчества.
Говоря о причине того, что Блока знают "во всей России", "твердо верят определенности" сложившегося образа, - несмотря на то, что мало кто знал Блока как человека, об этом лирическом герое и говорят сейчас. Блока в сознании читателей вытеснил и заменил его двойник - лирический герой его стихов. Он и явился свидетельством того, что создан новый тип лирического творчества.
Тынянов и сближает Блока с его лирическим героем, и разделяет их. Лирический герой противостоит поэту как человеку. Если поэт - явление, лирический герой - сущность этого явления.
Не менее показательны предисловия Белого. В главном из них, предваряющем весь сборник, Белый затрачивает огромные усилия, что бы прийти к определению того, что он называет то "ненаписанной лирической поэмой" поэта, то "ядром" его поэзии, "поэмой" души, то, наконец, "поэтической идеологией".
Во всех случаях речь идет именно о лирическом герое как новой категории поэтического творчества. И лишь в конце оформляются определения, появляются « лирический субъект» и «субъект поэзии».

Роман

Dec. 26th, 2011 09:44 am
zelenoglazaya: (Default)
Подобное положение создалось, очевидно, за счет того исключительного успеха, который выпал во второй половине века на долю романа. Она становится достоянием эпигонской поэзии, никак не воздействующей на ход литературного развития, но по-своему показательной. При этом со всей полнотой сказалось тяготение ее к прозаическим жанрам (подавляющее большинство крупных стихотворных произведений второй половины века – романы и повести в стихах), что по – своему выявило причины утраты поэмой значения в литературе. Пути ее перерождения обозначились тут довольно отчетливо. Она стала, как бы повторять роман, что также явилось одной из причин ее гибели. Само понятие «поэма» стало утрачивать свою специфику и употребляться как синоним понятия «роман».

Воздействие прозаических жанров приводило к тому, что отдельные романы в стихах не уступали по объему романам Тургенева или даже Достоевского.
Однако еще в течении длительного времени поэтами не только старшего, но и младшего поколения поэма (ассоциируется с эпосом) рассматривается как высшая форма стихотворного искусства.
Проводимое здесь противопоставление эпоса лирике – очень показательно для состояния поэтического сознания второй половины (и особенно последней трети) XIX века.
zelenoglazaya: (Default)
Выдвижение в поэзии второй половины XIX века на первый план субъективного элемента, независимо от того, происходило ли оно по линии духовного (говоря словами Полонского) содержания поэтических переживаний, связано было с общим усилением собственно лирической темы. Постепенно, но с последовательностью закономерности, произведения лирического жанра берут в это время верх над произведениями описательными – вначале с количественной стороны, а затем и по роли в историко – литературном процессе. Эпос уступает место лирике, хотя отступает не сразу. После «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова и до «Возмездия» Блока русская поэзия не знала ни одной попытки создания крупного эпического произведения в стихах.
Период в тридцать пять лет не дал на русском языке поэмы, о которой можно было бы говорить как о явлении в истории поэзии. Да и поэма Некрасова оказалась настолько пронизанной личным, лирическим отношением к изображенному, что говорить о ней как о произведении исключительно эпического жанра можно только с оговорками.
Уже в эти годы лирика вступает в сложные взаимоотношения с эпосом. Периоды напряженной борьбы сменяются тут периодами мирного взаимопроникновения (которое тоже, впрочем, было специфическим показателем борьбы). В 1905 году Л. Толстой сделал любопытное и важное наблюдение. «Меня, - сказал он, - всегда интересовало следить за тем, что может в литературе устареть…Вот на моей памяти стало невозможно написать длинную поэму в стихах».
zelenoglazaya: (Default)
В эти минуты по одному из украинских телеканалов идет фильм "Обитаемый остров".
Но как обычно, один глаз в телевизоре, другой в интернете. Фильм замечательный, но уже не раз пересмотренный.
Люблю хорошую фантастику и братья Стругающие тут преуспели. Фильмы снятые по их произведениям я бы поставила в один рад с таким замечательным фильмом, например, как "Миссия на Марс" от режиссёра Брайана Де Пальма.
Так вот, оказывается, совсем недавно вышел новый роман "Саракш: Кольцо ненависти", позиционирующий себя как продолжение "Обитаемого острова". Его автор российский писатель-фантаст Владимир Контровский. Издательство АСТ создало специально под эту книгу официальный сайт, где можно за совсем небольшую плату скачать оригинальную версию романа, поддержав тем самым отечественного производителя. На сколько я понимаю, печатной версии пока не нет.
Короткая аннотация:
"Итак, режим Неизвестных Отцов пал. Система башен-излучателей разрушена. Центр взорван. Казалось бы, ничто не мешает установлению мира и согласия в истерзанной стране. Но вчерашний студент Максим Каммерер и прогрессор Рудольф Сикорски, более известный как Странник, понимают, что это — только начало, а свобода всегда имеет привкус крови. Лишенные воздействия излучателей, жители Саракша впадают в депрессию, сходят с ума или гибнут, в то время как кучка мерзавцев торопливо делит власть. Экономика тяжело больна, в стране растут преступность и спекуляция, и уже близки голодные бунты. А ведь есть еще экзотическая Пандея, от которой можно ожидать чего угодно, есть Дикий Юг и Островная Империя с ее белыми субмаринами! Кажется, что зарождающаяся республика замкнута в глухое кольцо ненависти…"
Любителям фантастики обязательно понравится!

Профиль

zelenoglazaya: (Default)
Ирина

Мои странички в соц.сетях

Добавить в Фейсбуке

Доавить в Instagram

July 2017

M T W T F S S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Теги/метки